Явные определения понятий предполагают использование

Явные определения понятий предполагают использование

Определение понятия – это логическая операция, которая раскрывает содержание понятия.

Определения бывают явными и неявными.

Явное определение непосредственно раскрывает содержание понятия, даёт прямой ответ на вопрос, чем является объект, который оно обозначает. Например: «Термометр – это физический прибор, предназначенный для измерения температуры», – явное определение.

Неявное(контекстуальное) определение раскрывает содержание понятия не прямо, а косвенно, с помощью контекста, в котором это понятие употребляется. Например, из следующей фразы: «Во время этого грандиозного эксперимента сверхточные термометры зафиксировали температуру в 1 000 °C», – косвенно следует ответ на вопрос: «Что такое термометр?» – вытекает неявное определение этого понятия. Понятно, что определениями в полном смысле этого слова надо считать явные определения. В дальнейшем речь пойдёт именно о них.

Определения также бывают реальными и номинальными.

Реальное определение раскрывает содержание понятия, обозначающего какой-то объект, т. е. они посвящены объектам. Например:

«Термометр – это физический прибор, предназначенный для измерения температуры» – реальное определение.

Номинальное (от лат. nomen – имя) раскрывает значение термина, которым выражено какое-либо понятие, т. е они посвящены терминам (словам). Например: «Слово «термометр» обозначает физический прибор, предназначенный для измерения температуры», – номинальное определение.

Как видим, принципиальной разницы между реальными и номинальными определениями не существует. Они различаются, как правило, по форме, но не по сути.

Существует несколько способов определения понятия, но среди них выделяется классический способ, который заключается в том, что определяемое понятие подводится под ближайшее к нему родовое понятие, после чего следует указание на его видовое отличие. Например, определение: «Астрономия – это наука о небесных телах», – построено по классическому способу. В нём определяемое понятие «астрономия» сначала подводится под ближайшее к нему родовое понятие «наука» (астрономия – это обязательно наука, но наука – это не обязательно астрономия), а потом указывается на видовое отличие астрономии от других наук: «…о небесных телах». Пользуясь классическим способом, вы сможете дать точное и правильное определение любому понятию, конечно, если определяемый объект или термин вам хорошо знаком, и вы знаете, что он собой представляет или что означает, соответственно. Например, нам требуется дать определение понятию «квадрат». Следуя классическому способу, сначала подведём его под родовое понятие: «Квадрат – это геометрическая фигура», – а затем укажем его видовое отличие от других геометрических фигур, которое заключается в наличии равных сторон и прямых углов. Итак: «Квадрат – это геометрическая фигура, у которой все стороны равны и углы прямые». Давая определение понятию «квадрат», мы могли бы подвести его под более близкое родовое понятие «прямоугольник», и тогда определение получилось бы следующим: «Квадрат – это прямоугольник, у которого все стороны равны», – однако и приведённое выше определение квадрата раскрывает содержание соответствующего понятия и является верным. Обратите внимание на то, что фактически все определения, встречающиеся в научной, учебной и справочной литературе, например в толковых словарях, построены по классическому способу.

Существует несколько логических правил определения. Нарушение хотя бы одного из них приводит к тому, что содержание понятия не раскрывается и определение не достигает своей цели, являясь неверным. Рассмотрим эти правила и ошибки, возникающие при их нарушении:

1. Определение не должно быть широким, т. е. определение не должно превышать своим объёмом определяемое понятие. Например, определение: «Солнце – это небесное тело», – является широким: определение «небесное тело» по объёму намного больше определяемого понятия «Солнце». Из приведённого определения не вполне понятно, что такое Солнце, ведь небесное тело – это и планета, и комета и т. п. В данном случае можно также сказать, что, пользуясь классическим способом определения, мы подвели определяемое понятие «Солнце» под родовое понятие «небесное тело», но не сделали второй шаг – не указали на его видовое отличие.

2. Определение не должно быть узким, т. е. определение не должно быть по своему объёму меньше определяемого понятия. Например, определение: «Геометрия – это наука о треугольниках», – является узким. Геометрия действительно наука о треугольниках, но не только о них, а в нашем примере определение получилось по объёму меньше определяемого понятия, в результате чего из приведённого определения не совсем ясно, что такое геометрия, содержание понятия не раскрывается.

Как видим, ошибка узкого определения противоположна ошибке широкого определения. Если определение не должно быть широким и не должно быть узким, то каким же тогда оно должно быть? Оно должно быть соразмерным, т. е. понятие и его определение должны быть равны друг другу. Вернёмся к определению: «Астрономия – это наука о небесных телах», – которое является соразмерным. В этом примере определяемое понятие «астрономия» и определение: «…наука о небесных телах» находятся в отношении равнозначности: астрономия – это именно наука о небесных телах, а наука о небесных телах – это только астрономия. Определение является соразмерным тогда, когда между его первой частью (определяемым понятием) и второй (определением) можно поставить знак « = ». Если же между первой и второй частью определения ставится знак « > » или «

Источник

Явные определения понятий предполагают использование

В системе гуманитарных наук логике принадлежит особое место. Интерес к ней в настоящее время вызван многими обстоятельствами, и в первую очередь значительным расширением сферы логического знания. Специфической областью его применения является право.

Высокие требования к законотворчеству, правоприменительной практике и правовой теории распространяются также на профессиональное мышление юриста. Поскольку юридическая практика опирается на четкое знание и единообразное применение законов, поскольку она строго регламентирована, постольку необычайную значимость в правовом мышлении приобретает рациональный стиль, правильная оформленность его содержания. Изучение логики способствует достижению этих целей.

Знание логики позволяет юристу точно и аргументированно строить свою речь, видеть несогласованность в показаниях потерпевших, свидетелей, подозреваемых, а также в имеющихся письменных источниках, помогает убедительно опровергать ошибочные доводы оппонентов, правильно составлять план работы, служебные документы, выстраивать следственные версии и т. п.

Главная дидактическая цель пособия состоит в том, чтобы вооружить будущих юристов теоретическими знаниями о формах абстрактного мышления, формально-логических законах, вопросно-ответном комплексе, основах теории аргументации. Учебное пособие включает все основные разделы курса классической логики, определяемые требованиями Государственного образовательного стандарта для юристов.

Очевидно, что изучение логики юристом не может заменить специальных правовых знаний. Однако оно способствует тому, чтобы каждый будущий правовед стал хорошим специалистом в своей области. Недаром известный русский юрист А.Ф. Кони считал, что образованный юрист должен быть человеком, в котором общее образование идет впереди специального. А в системе общего образования одно из ведущих мест принадлежит формально-логической подготовке. Вот почему, по мнению выдающегося отечественного педагога К.Д. Ушинского, логика должна стоять в преддверии всех наук. Развивая способность правильно мыслить, логика дает знания, необходимые для основательного, глубокого усвоения студентами профилирующих юридических учебных дисциплин.

Логика, обладая прикладным характером, позволяет обучаемым освоить теоретически и научиться применять практически логику научного исследования, логику принятия решения (в условиях определенности, неопределенности и риска), логику спора, логику общения, логику конфликтов (межличностных, политических, экономических) и т.д.

При изучении проблем логики важно иметь в виду, что усвоение теоретических вопросов не является самоцелью. Теория — лишь исходное условие и сред­ство, помогающее приобрести навыки правильного рассуждения. Главное — научиться применять приобретенные теоретические знания на практике, в процессе рассуждения. Важную роль в приобретении этих навыков играют специально подобранные практические упражнения. Однако перед выполнением этих упражнений студентам рекомендуется проверить глубину усвоения теоретических проблем, ответив на контрольные вопросы. Определения основных логических терминов, которые даны в словаре, могут быть дополнительно использованы при изучении конкретных вопросов, при решении задач и выполнении упражнений или для предварительного ознакомления при самостоятельной работе.

Проблемы, возникшие в ходе изучения теоретических положений, не поддающиеся решению с помощью средств, изложенных в данном пособии, необходи­мо решать, обращаясь к рекомендуемой дополнительной литературе. Затем следует перейти к выполнению практических упражнений и тестовых заданий, решению занимательных логических задач. В пособии содержится необходимый минимум для активного усвоения теории конкретного вопроса.

Изучение формально-логических проблем требует серьезной и вдумчивой работы. Поэтому глубина проникновения в содержание проблем, последовательность в изучении материала, связь с практикой мышления, решение логических задач, выполнение упражнений и тестовых заданийнепременные условия, которые нужно выполнять не формально, а с пользой для дела.

Учебное пособие предназначено для студентов юридических факультетов вузов. Оно может быть полезно также преподавателям, аспирантам и соискателям юридических кафедр, занимающимся исследованием теоретических проблем права и решением практических юридических вопросов.

Глава 1. ЛОГИКА КАК НАУКА

Освоение проблем формальной логики требует глубокого понимания, в первую очередь, ее объекта и предмета как науки, уяснения методологической роли для конкретного вида деятельности. При этом решаются не только теоретические задачи. Познание предмета логики, истории ее возникновения и развития имеет большое практическое значение, поскольку означает освоение прикладного характера логики, ее нормативных требований, а также превращение их в норму собственной мыслительной деятельности будущих юристов.

§ 1. Мышление как объект логики

Человек, обладая сознанием, отражает действительность, приобретает, знания о природе, обществе и самом себе. Полученные знания сами по себе не имеют самостоятельной ценности. Зна­ние в основном тогда ценно, когда оно позволяет человеку правильно ориентироваться в мире, осуществляя свою жизнедеятельность в нем. Поэтому цель познания заключается в получении не любых знаний, а истинных, использование которых, при соблюдении ряда условий, приводит к верным результатам. Под истиной понимается такое знание, которое адекватно отражает в сознании человека явления и процессы действительности.

Есть знания, истинность которых видна непосредственно. Таковыми, например, являются факты сознания, прямо отражающие последствия совершенного общественно опасного деяния: телесные повреждения потерпевшего, следы действия орудия преступления (царапины на замке, оставленные отмычкой), следы ног или рук преступника, вещественные доказательства (предметы, документы) и т. п. Такого рода факты познаются в процессе непосредственного физического взаимодействия с объектом познания при помощи органов чувств. Эти факты принято называть очевидными, потому что они не нуждаются в доказательстве: их истинность самоочевидна. К числу непосредственно очевидных знаний относятся, прежде всего, те, которые являются результатом чувственного познания. Чувственное познание осуществляется и закрепляется в сознании в трех основных формах: ощущение, восприятие, представление.

Кроме непосредственных знаний, есть знания, истинность которых достигается опосредованно, то есть с помощью других знаний, не всегда обращаясь к показаниям органов чувств. Эти знания являются результатом логического познания, мышления.

Источник

Логическая операция определения понятий. Виды определений

Логическая операция определения понятий

Определение понятия – это логическая операция, раскрывающая содержание понятия посредством его отождествления с другим понятием, содержание и объем которого известны.

В структуре определения выделяют три элемента:

Определяемое понятие (сокращенно Dfd) – это понятие, объем которого необходимо раскрыть.

Определяющее понятие (сокращенно Dfn) – это понятие, через которое дается определение.

Видовое отличие (С) – это признак, отличающий видовое понятие от родового.

Последовательность определения понятия:

Необходимо дать определение понятию «кража». Ближайшим родом является хищение. Видовым отличием – тайное. Значит, кража – это тайное хищение чужого имущества.

Правила определения и типичные ошибки

Основные правила определения понятий:

1. Определение должно быть соразмерным

Объем определяемого понятия должен быть равен объему определяющего понятия, то есть definiendum и definiens должны быть тождественны.

Типичные ошибки, связанные с нарушением этого правила, следующие:

Ошибка слишком широкого определения, когда определяющее понятие по объему оказывается шире, чем определяемое понятие.

Например: «Студент – это учащийся», «Вуз – это учебное заведение». В данных определениях определяющие понятия значительно шире по объему, чем определяемые, поскольку понятие «учащиеся» включает в себя не только студентов, но и школьников, аспирантов; а источники света, помимо лампы, вообще трудно перечислить из-за их многочисленности, это и электрические фонари, свечи и спички, Солнце и звезды и т. д.

Ошибка слишком узкого определения, когда определяющее понятие по объему меньше, чем определяемое понятие.

Например: «Треугольник есть плоская геометрическая фигура с тремя равными сторонами», это определение исключает из числа треугольников разносторонние треугольники.

Например: «Наказание – есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда лицу, совершившему преступление в сфере экономики».

С одной стороны, это слишком узкое определение, поскольку преступления совершаются не только в экономической сфере. С другой стороны, это определение является слишком узким, поскольку, если родитель поставил ребенка в угол, он его наказал, и государство здесь ни при чем.

Поэтому, чтобы исправить ошибку в данном определении, необходимо:

2. Недопустимость тавтологии и «порочного круга» в определении.

Понятия, входящие в определяющую часть, сами должны определяться без помощи определяемого понятия.

Тавтология – это ошибка, носящая очевидный характер, когда в определяющем понятии повторяется определяемое понятие, то есть происходит определения того же через то же самое.

Например: «Сканер есть прибор, осуществляющий сканирование», «Фильтрование – процесс разделения с помощью фильтра», «Мошенник – это человек¸ занимающийся мошенничеством». Если мы не знаем, что такое мошенничество, мы из определения так и не узнаем, чем занимается мошенник.

Напротив, «порочный круг» в определении не носит очевидного характера, а обнаруживается лишь тогда, когда необходимо дать определение и определяемому (Dfd), и определяющему (Dfn) понятиям.

Например: в определении «Вращение есть движение вокруг своей оси» будет допущена ошибка круга, если понятие «ось» само определяется через понятие «вращение»: ось – это прямая, вокруг которой происходит вращение.

В одном из произведений Мольера есть пример подобной ошибки: «Опиум усыпляет потому, что является снотворным. А снотворное он потому, что усыпляет».

3. Правило ясности

Определение должно быть четким и ясным, то есть смысл, содержание всех понятий, входящих в определяющую часть, должен быть ясен и их объемы должны быть достаточно четко ограничены.

Несоблюдение данного правила ведет к ошибке, носящей название «определение неизвестного через неизвестное».

Требование кажется простым, однако его не всегда легко выполнить, поскольку слова нашего естественного языка часто имеют весьма расплывчатые значения, и мы порой склонны принимать за определения метафоры, сравнения и иные риторические фигуры. Например, не являются определениями следующие утверждения: «Архитектура – застывшая музыка», «Быстрота – мать успеха», «Пехота – царица полей», «Хлеб – всему голова» и т. п., поскольку они лишь образно выражают нашу мысль, но не раскрывают содержания определяемых понятий.

4. Желательно, чтобы определение не содержало в себе отрицание.

Определение должно нести информацию, отрицательные же определения содержат ничтожно малую информацию.

Так, мы не дадим определение понятию «ломать», сказав, что «ломать – не строить». Мы лишь отграничим все то, что входит в понятие «ломать», от того, что входит в понятие «строить».

Почему формулировка данного правила такая мягкая – «желательно», а не обязательно?

Во-первых, без отрицания в определении невозможно обойтись, если дается определение отрицательному понятию. Например, «несовместимые понятия – это понятия, не имеющие общих элементов».

Во-вторых, иногда это оправданно с точки зрения запоминания и использования. Вспомните определение параллельных линий. Это линии, которые на всем своем протяжении ни разу не пересекаются. Данное определение содержит отрицание, однако его легко понять и запомнить. Попытки же дать определение параллельным линиям, минуя отрицание, привели к загромождению слов и утрате понимания.

Виды определений

Виды явных определений:

Как мы видим, соответствующие реальные и номинальные определения обычно легко преобразуются друг в друга путем добавления слова «называется». Само название номинального определения говорит о том, что термин вводится впервые – дается имя предмету. По большому счету, номинальные (definitio nominis – определение имени) определения представляют собой соглашения о значениях тех или иных слов – соглашения, которые можно изменять, уточнять, принимать или отвергать, поэтому следует все определения рассматривать как наши произвольные установления, к которым понятие истины неприменимо. Поэтому и говорят, что об определениях не спорят – их принимают или отвергают. Для частных определений (если предварительно уведомлены другие) можно называть что угодно как угодно.

Разнообразные энциклопедии содержат реальные определения, характеризующие предметы, а толковые словари дают номинальные определения, говорящие о том, в каком смысле употребляется в современном языке то или иное слово.

Определение имен произвольно, определение вещи – нет. Определения вещей нуждаются в обосновании, и их можно оспаривать.

Источник

§ 3. Явные определения

В явных определениях отождествляются, приравниваются друг к другу два понятия. Одно из них — определяемое понятие, содержание которого требуется раскрыть, другое — определяющее понятие, решающее эту задачу.

Обычное определение метафоры: «Метафора — это оборот речи, заключающий скрытое уподобление, образное сближение слов на базе их переносного значения».

Определения этого типа принято называть определениями через род и видовое отличие. Их общая схема: «А есть В и С». Здесь А — определяемое понятие, В — понятие, более общее по отношению к А (род), С — такие признавай, которые выделяют предметы, обозначаемые А, среди всех предметов, обозначаемых В (видовое отличие).

Родовидовое определение — один из самых простых и распространенных способов определения. В словарях и энциклопедиях подавляющее большинство определений относится именно к этому типу. Иногда даже считают — что, разумеется, неверно, — будто всякое определение является родовидовым.

Требования к явному определению

К явным определениям, и в частности, к родовидовым, предъявляется ряд достаточно простых и очевидных требований. Их называют обычно правилами определения.

Прежде всего, определяемое и определяющее понятия должны быть взаимозаменяемы. Если в каком-то предложении встречается одно из этих понятий, всегда должна существовать возможность заменить его другим. При этом предложение, истинное до замены, должно остаться истинным и после нее.

Для определений через род и видовое отличие это правило формулируется как правило соразмерности определяемого и определяющего понятий: совокупности предметов, охватываемые ими, должны быть одними и теми же.

Соразмерны, например, понятия «горельеф» и «скульптурное изображение, выступающее над плоскостью фона более чем на половину своего объема».

Если объем определяющего понятия шире, чем объем определяемого, говорят об ошибке слишком широкого определения. Такую ошибку мы допустили бы, определив, к примеру, «горельеф» просто как «скульптурное изображение, выступающее над плоскостью фона». Барельефы оказались бы отнесенными в этом случае к горельефам.

Если объем определяющего понятия уже объема определяемого, имеет место ошибка слишком узкого определения. Такую ошибку допускает, в частности, тот, кто определяет «барельефы» как «скульптурное изображение, изготовленное из камня и выступающее на плоской поверхности менее чем на половину объема изображенного предмета». Из числа барельефов исключаются этим определением все те, которые изготовлены не из камня, а, скажем, из металла или других материалов.

Второе правило определения запрещает порочный круг: нельзя определять понятие через самое себя или определять его через такое другое понятие, которое, в свою очередь, определяется через него.

Содержат очевидный круг определения «Жизнь есть жизнь» и «Поэзия — это поэзия, а не проза». Задача определения — раскрыть содержание ранее неизвестного понятия, и сделать его известным. Определение, содержащее круг, разъясняет неизвестное через него же. В итоге неизвестное так и остается неизвестным. Истину можно, к примеру, определить как верное отражение действительности, но только при условии, что до этого верное отражение действительности не определялось как такое, которое дает истину.

Третье правило говорит, что определение должно быть ясным. Это означает, что в определяющей части могут использоваться только понятия, известные и понятные тем, на кого рассчитано определение. Желательно также, чтобы в ней не встречались образы, метафоры, сравнения, т.е.

Можно определить, к примеру, пролегомены как пропедевтику. Но такое определение будет ясным лишь для тех, кто знает, что пропедевтика — это введение в какую-либо науку.

Не особенно ясны и такие определения, как «Дети — это цветы жизни», «Архитектура есть застывшая музыка», «Овал — круг в стесненных обстоятельствах», «Арба — повозка, на которой третье колесо является пятым» и т.п. Они образны, иносказательны, ничего не говорят об определяемом предмете прямо и по существу, каждый человек может понимать их по-своему.

Ясность не является, конечно, абсолютной и неизменной характеристикой. Ясное для одного может оказаться не совсем понятным для другого и совершенно темным и невразумительным для третьего. Представления о ясности меняются и с углублением знаний. На первых порах изучения каких-то объектов даже не вполне совершенное их определение может быть воспринято как успех. Но в дальнейшем первоначальные определения начинают казаться все более туманными. Встает вопрос о замене их более ясными определениями, соответствующими новому, более высокому уровню знания.

Определение всегда существует в некотором контексте. Оно однозначно выделяет и отграничивает множество рассматриваемых вещей, но делает это только в отношении известного их окружения. Чтобы отграничить, надо знать не только то, что останется в пределах границы, но и то, что окажется вне ее. Можно, например, сказать, что копытные — это животные, которые «ходят на кончиках пальцев, или на цыпочках». При этом никто, разумеется, не спутает лошадей, коров и других животных с балеринами, которые иногда передвигаются по сцене на кончиках пальцев.

Интересно отметить, что наши обычные загадки представляют собой, в сущности, своеобразные определения. Формулировка загадки — это половина определения, его определяющая часть. Отгадка — вторая его половина, определяемая часть.

«Утром — на четырех ногах, днем — на двух, вечером — на трех.

Контекстуальный характер определений хорошо заметен на некоторых вопросах, подобных загадкам. Сформулированные для конкретного круга людей, они могут казаться странными или даже непонятными за его пределами.

Древний китайский буддист Дэн Инь-фэн однажды задал такую «загадку»: «Люди умирают сидя и лежа, некоторые умирают даже стоя. А кто умер вниз головой?» — «Мы такого не знаем», — ответили ему. Тогда Дэн встал на голову и. умер.

Сейчас такого рода «загадка» кажется абсурдом. Но в то давнее время, когда жил Дэн, в атмосфере полемики с существующими обычаями и ритуалом, его «загадка» и предложенная им «разгадка» показались вполне естественными. Во всяком случае, его сестра, присутствовавшая при этом, заметила только: «Живой ты, Дэн, пренебрегал обычаями и правилами и вот теперь, будучи мертвым, опять нарушаешь общественный порядок!»

Источник

Adblock
detector