Формула расчета коэффициента преступности

Понятие и показатели преступности

Понятие преступности

Преступность — это общественно опасное, социально-патологическое, целеустремленное, противоправное, относительно скрытое явление, выражающееся в статистической совокупности преступлений, совершенных на данной территории за определенный период.

Преступность — сложное явление, имеющее качественную и количественную стороны. Качественная сторона отражена в свойствах преступности: общественной опасности, социальной патологичности, целеустремленности, противоправности, скрытом характере. Количественная сторона преступности раскрывается через ее статистическую природу. Свойства преступности устанавливает наука криминология, для определения ее количественной стороны следует обратиться к теории статистики.

Преступность — это общественно опасное явление. Общественная опасность преступности, во-первых, характеризуется вредом, который она непосредственно причиняет общественным отношениям, государству, обществу, личности. Такой ущерб может быть: а) физическим, который определяется числом убитых и раненых в результате совершения преступлений; б) экономическим, который измеряется суммой причиненного преступными посягательствами материального ущерба; в) моральным, который не имеет непосредственного измерения, но ощущается в нравственных страданиях и сожалениях.

Во-вторых, общественная опасность преступности выражается в косвенном вреде, который она причиняет общественным отношениям. Этот вред определяется затратами на устранение или заглаживание последствий преступности; содержание аппарата, в компетенцию которого входит противодействие преступной деятельности. Кроме того, здесь следует учесть упущенную выгоду, которую государство, общество, личность не получили из-за совершения преступлений, но могли бы получить, если бы преступления не были совершены.

В-третьих, общественная опасность преступности определяется теми угрозами, которые она создает жизненно важным интересам личности, общества, государства, международного сообщества. Эти угрозы (политические, экономические, экологические, информационные, демографические и др.) способствуют ослаблению государства и подрывают его национальную безопасность.

Преступность — это явление, с одной стороны, социальное, с другой — патологическое. Социальная природа преступности видна в первую очередь в ее происхождении: она появляется только в обществе и вне общества существовать не может. Преступность — явление социально обусловленное, она порождается социальными факторами, а не космическими, биологическими, физическими, химическими и т. п. Преступность направлена против интересов общества и государства. Она имеет антисоциальный характер.

Социальная обусловленность преступности становится очевидной при осуществлении сравнительных криминологических исследований, когда устанавливаются различия между преступностью в Западной и Восточной Европе, Северной и Южной Америке, на Ближнем и Дальнем Востоке. Эти различия объясняются преимущественно социальными причинами.

Социальная природа преступности видна в ее исторической изменчивости. На каждом этапе развития общества и государства преступность имеет свою специфику, собственную «физиономию». Так, преступность в России 1960, 1990 и 2000-х гг. настолько разнится по качественным и количественным параметрам, что в объяснении нуждаются скорее общие признаки, а не различия.

Патологичность преступности означает, что она выступает симптомом социального нездоровья общества и государства. Такое нездоровье выражается в явлениях социальной дезорганизации. Анархия не может быть матерью порядка, потому что она всегда порождает конфликты и безответственность. Насаждение хаоса закономерно сопровождается ростом преступности. К проявлениям социальной дезорганизации относятся ситуации, когда богатое государство осуществляет слабую социальную политику. В таком государстве богатые становятся еще богаче, а бедные — еще беднее. Государство и общество находятся в критической стадии дезорганизации, когда все инструменты власти направлены преимущественно на защиту интересов богатых людей.

Преступность — явление, характерное для любого общества лишь в том смысле, что любое общество всегда нездорово. Как нет абсолютно здорового человека (все мы в лучшем случае «практически здоровы»), так нет абсолютно здорового общества. Вместе с тем неправильно отождествлять, подобно одному из основоположников социологии — Эмилю Дюркгейму (1858— 1917), социальную норму и патологию.

«Представьте себе, — пишет Дюркгейм, — общество святых, образцовый монастырь примерных индивидуумов. Преступления в собственном смысле слова здесь неизвестны; однако проступки, представляющиеся несущественными мирянину, вызовут тут точно такой же скандал, какой обычные преступления вызывают в обычных условиях. Если к тому же такое общество обладает властью судить и наказывать, оно определит такие деяния как преступные и будет относиться к ним соответствующим образом». Дюркгейм плохо представляет себе обстановку в монастыре. Он полагает, что это нечто вроде концентрационного лагеря, где отношения стремятся к тоталитарным. Между тем «образцовый» монастырь основан всегда на любви высшего типа (жертвенной), там не создаются условия для совершения проступков с целью наказания провинившихся. Это место для гармонизации отношений между людьми, между человеком и Богом, обретения мира в душе. Там никогда не судят, там всегда прощают.

Норма никогда не будет патологией, если патологию не признать нормой. Однако такая договоренность не устранит патологию и придаст ей более распространенный и агрессивный характер. Если болезнь считать несуществующей, она от этого не перестанет быть болезнью. Признание социальных патологий нормой есть не что иное, как признак дезорганизации общества и государства.

Чем более дезорганизовано государство и общество, чем более запущена болезнь, тем более опасный характер приобретает преступность. В государстве и обществе, где обеспечена социальная справедливость, где минимизировано социальное расслоение, где осуществляется эффективная социальная политика, преступность имеет преимущественно бытовой, ситуационный характер. Там, где социальные противоречия являются резкими и обнаженными, преступность становится все более организованной и все теснее смыкается с властью.

Преступность несет в себе угрозу уничтожения государства. Она в самой себе содержит программу разрушения всего окружающего. Она разрушает судьбы людей, которых втягивает в свою орбиту, политическое, экономическое, экологическое пространство, в котором действует и с которым входит в контакт. Преступность может настолько поразить государство, его аппарат, что оно перестанет существовать. Подобным образом раковая опухоль уничтожает организм, за счет которого она паразитирует.

Вместе с тем преступность — целеустремленное явление. Она самоорганизуется, стремится достичь поставленных целей, создать для этого более благоприятные условия. Идеальная обстановка для преступности — обстановка хаоса и разрушения правопорядка, произвола и беззакония. Именно поэтому преступность резко возрастает и становится качественно иной — более опасной в периоды революционных преобразований.

Преступность концентрирует в себе криминальные интересы и выражает совокупность волевых усилий, направленных на их реализацию. Развитие преступности идет по вектору ее увеличивающейся самоорганизации и усилению организованного характера. Криминалитет становится все более влиятельной силой, активным субъектом общественной и государственной деятельности. Криминальные кланы, преступные сообщества участвуют в политической, экономической жизни, проникают в аппарат государственной власти, начинают навязывать свою волю при принятии управленческих решений, лоббируют собственные интересы в процессе законотворческой деятельности.

Криминалитет минимизирует препятствия для ограничения преступности, устраняет (нередко физически) своих оппонентов и противников. Наиболее опасны для преступности честные, благородные, порядочные, бескорыстные политические и государственные деятели.

Преступность — противоправное явление. Право — это инструмент обеспечения социальной справедливости, ее последний предел. Право всегда соответствует нравственным императивам и следует им. Право утверждает вечные истины, его сущность не может быть изменчивой, угождающей чьимлибо взглядам. Изменчивым, угодливым, релятивистским, условным может быть закон. Отсюда появляется феномен «неправового закона». Такой закон может, например, выражать интересы организованной преступности, легализованной в политике или экономике.

Вполне возможен неправовой уголовный закон, который выводит из-под ответственности общественно опасную деятельность или устанавливает ответственность за бытовые (обычные, соответствующие общим представлениям) действия. Примером неправового закона является уголовный закон, установивший ответственность за скармливание хлеба скоту или птице (ст. 154 УК РСФСР). В принципе тоталитарная или криминальная власть, с одной стороны, может сделать преступлением любое нежелательное с ее точки зрения действие (бездействие), а с другой стороны, легализовать общественно опасную деятельность.

Именно поэтому преступность — это прежде всего противоправное, а уже потом уголовно-правовое явление. Иными словами, преступность не образует преступления, искусственно сконструированные законодателем, не представляющие общественной опасности, не затрагивающие общественные интересы. Преступность всегда выражает попрание этих интересов, она нарушает нравственные императивы, искажает общий естественный порядок вещей, противоречит социальной справедливости. Преступность нарушает вечные законы человеческого общежития («не убий», «не укради», «чти отца твоего и матерь твою, чтобы продлились дни твои на земле» и т. д.), она противоречит самому предназначению права как меры социального блага, как конечной формулы свободы. Преступность всегда выражает несвободу, и в этом отношении она представляет собой антипод права.

Уголовный закон должен соответствовать праву. В противном случае он поощряет преступность, способствует ее развитию. Уголовно-правовой запрет убийства защищает свободу человека, общества, государства, а уголовная ответственность за критику должностных лиц (диффамацию) стимулирует коррупцию. Точно так же создание широкой системы правовых иммунитетов (не только для дипломатов, но и для политиков, судей, прокуроров и др.) укрепляет коррупционные отношения в государстве и обществе.

Преступность — это относительно скрытое явление. По своей природе преступность тяготеет к безнаказанности, поскольку преступники по общему правилу стремятся уклониться от уголовной ответственности. Скрытость (латентность) преступности — это ее неотъемлемое свойство, атрибут. Это свойство изменяется по шкале «больше — меньше» в зависимости от вида или группы преступности, ее опасности, общественной значимости, типа уголовно-правовой политики в данном государстве в определенное время и других оснований. По отношению к этим основаниям значения латентности меняются, поэтому она всегда относительна.

Не все преступления становятся известными, выявляются, раскрываются и расследуются. Некоторые преступления маскируются под несчастные случаи и самоубийства. Для установления других требуются специальные познания и достаточно высокий уровень компетенции.

Предумышленные преступления нередко тщательно готовятся, преступники действуют в условиях конспирации, стараются уничтожить или спрятать следы преступной деятельности, обеспечить себе алиби. Сами факты преступлений иногда известны только преступникам. Довольно типичны ситуации, когда жертвы и свидетели преступлений не сообщают о случившемся из страха перед угрозами криминалитета.

Часть преступности, попадая в поле зрения правоохранительных органов, укрывается от учета, и преступники остаются безнаказанными. Такая укрытая преступность также является латентной.

Преступность — это статистическая совокупность — множество преступлений, обладающих массовостью, целостностью, взаимозависимостью состояния отдельных единиц и наличием вариации.

С точки зрения статистики преступление может быть «разложено» на несколько единиц наблюдения, к которым относятся: а) деяние — действие или бездействие, запрещенное уголовным законом (преступное посягательство); б) лицо, совершившее преступление; в) жертва преступления; г) преступные последствия. В результате статистическую совокупность преступности образуют не одна, а как минимум четыре генеральных совокупности.

Как статистическая совокупность преступность характеризуется, во-первых, массовостью. Это означает, что число единиц, образующих совокупность, является настолько значительным, что начал действовать закон больших чисел. Закон больших чисел гласит, что закономерности массовых явлений формируются и выражаются при достаточно большом числе единиц совокупности. Только в достаточно большой массе нивелируются случайности и проявляются закономерности.

Нет сомнений, что преступность — массовое явление, поскольку речь идет не о десятках и даже не о сотнях и тысячах, а о миллионах преступных посягательств, лиц, их совершивших, жертв преступлений и преступных последствий. Однако тысячи и сотни, а иногда десятки единиц могут формировать статистическую совокупность. В каждом случае констатация этого требует специального анализа.

Во-вторых, целостностью, системностью. Поскольку система — это совокупность явлений, обладающих новым качеством, то целостность, системность преступности выражается в ее качественном своеобразии (она отличается от других негативных проявлений) и способности воздействовать на иные социальные явления и процессы. Не случайно она нередко воспринимается как сила, способная противостоять даже государству. Именно так и следует воспринимать преступность — как систему, угрожающую государству.

В-третьих, взаимозависимостью состояния ее отдельных частей и компонентов: видов и групп преступлений. Изменение параметров одних воздействует на состояние других.

В-четвертых, вариабельностью. Единицы, образующие совокупность преступности, обладают индивидуальными особенностями и различиями, вариацией признаков. Например, каждое преступление отличается своеобразием квалификации, отличительными особенностями лица, совершившего преступное деяние (половозрастными, статусными, психологическими и др.), спецификой вида и размера причиненного ущерба. В этом смысле преступность — всегда неповторимое явление. Именно наличие вариации обусловливает необходимость статистической характеристики преступности. В свою очередь, статистический анализ вариаций включается в инструментарий исследования преступности.

В-пятых, наличием временных и территориальных границ. С точки зрения времени наиболее часто преступность представлена совокупностью преступлений, зарегистрированных за календарный год. Что же касается территориальной локализации преступности, то она обычно привязана к административно-территориальным единицам (районам, округам, городам, областям, краям). В любом случае преступность должна обладать временными и территориальными координатами.

В-шестых, кумулятивностью — накапливаемостью. Кумулятивность — неотъемлемая характеристика латентной и нераскрытой преступности. Кумулятивным эффектом обладают неустраненные последствия преступности.

Наконец, в-седьмых, с точки зрения статистики преступность представляет собой выборочную совокупность. Правоохранительные органы выявляют и регистрируют лишь часть преступлений — в целом далеко не основную, хотя отдельные виды преступлений (например, убийства) выявляются и регистрируются более тщательно и полно, чем другие (например, мошенничества). В значительной степени выборочная совокупность преступности является систематической, тенденциозной. Она формируется не по принципу равенства всех перед законом, а по иным принципам, в частности по раскрываемости преступлений (очевидные преступления охотнее регистрируются) или степени защищенности правонарушителя (чем ниже социальный статус, тем выше вероятность уголовно-правового преследования). Поэтому зарегистрированная преступность не дает полного и правильного представления о реальной преступности, она наиболее полно характеризует лишь очевидную преступность.

Основные показатели преступности

А. Ж. Кетле всю массу преступлений делил на три категории: обнаруженные преступления с установленными преступниками; выявленные преступления с неизвестными преступниками; преступления и преступники, оставшиеся неизвестными. В современной криминологической терминологии первая категория представляет собой феномен раскрытой преступности, вторая — нераскрытой преступности, третья — латентной преступности. Специфика каждого из них проявляется как в статистической, так и в информационной природе. Выявленная раскрытая преступность со статистической точки зрения является периодической (складывается из числа преступлений, зарегистрированных и раскрытых в отчетный период). Нераскрытая и латентная преступность имеет кумулятивный характер (слагается из преступлений в пределах их сроков давности). В информационном плане также существует явная специфика связей и причинности между криминальным событием и реагированием на него.

Преступность как статистическая совокупность характеризуется системой показателей.

Простейший (первый) из них — размер или объем преступности (Р), который определяется получением ряда данных, подлежащих текущему статистическому наблюдению и сводке. Эти данные берутся из статистических таблиц без всякого преобразования, являются абсолютными величинами и выражают количество: а) зарегистрированных деяний (преступных посягательств); б) лиц, их совершивших; в) жертв преступлений; г) причиненного ущерба в виде регистрируемого физического и материального вреда. Объем преступности часто ошибочно называют ее состоянием. Между тем состояние преступности — это ее интегральный показатель. Точно также, как состояние здоровья неверно оценивать только по биению пульса (необходима комплексная диагностика), состояние преступности нельзя определить по абсолютному числу зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших.

Размер преступности должен определяться с учетом нераскрытой преступности. Так, в Российской Федерации число зарегистрированных нераскрытых преступлений прошлых лет на конец каждого отчетного периода составляет не менее 15 млн. Если их количество суммировать с массой преступлений, регистрируемых в стране каждый год (около 2 млн.), то общий объем преступности составляет не менее 17 млн. Это как раз то количество преступлений, по которым должна осуществляться оперативно-следственная работа. Именно данное статистическое множество должно выступать основой для выведения показателей раскрываемости и иных параметров профессиональной деятельности. Однако в действительности все статистические показатели рассчитываются на базе данных за текущий период о зарегистрированной и раскрытой преступности.

Второй показатель — структура преступности (Д). Она определяется как частное от деления числа определенного вида или группы деяний (лиц, жертв и др.) на общее число зарегистрированных посягательств (преступников, потерпевших и др.). База для вычисления может выражаться единицей или 100%. Такой показатель называется удельным весом или долей, например: удельный вес, или доля, убийств в числе преступных посягательств.

Структура преступности определяется по отношению к таким видам преступлений, которые, как правило, определены в отдельных статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ (умышленные убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбои и т. д.).

Основанием для расчета показателей структуры могут быть группы преступности, как выделяемые в статистических сводках (мужская и женская; первичная и рецидивная; несовершеннолетних и взрослых и др.), так и произвольно устанавливаемые исследователем (спортсменов, мигрантов, иностранцев, работников правоохранительных органов ит. п.).

Большой интерес представляет соотношение зарегистрированных и незарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлений, что дает основание оценивать относительную величину латентной и нераскрытой преступности.

Третий показатель — уровень (интенсивность) преступности. Данный показатель также часто трактуется ошибочно — как абсолютное число учтенных преступлений, т. е. как объем преступности, причем в усеченном виде. Заметим, что уровень всегда показатель относительный, соотнесенный с иным параметром. Даже в плотницком инструменте — уровне пузырек воздуха изменяет свое положение по отношению к установленной горизонтали. Поэтому уровень преступности можно установить только по отношению к другому показателю — «социальной горизонтали» — числу населения, проживающего на данной территории.

Интенсивность преступности показывает распространенность криминальных актов в социальной среде. Она определяется через систему коэффициентов: преступности, преступной активности, судимости, виктимности.

Коэффициент преступности (Кп) определяется по формуле где п — число зарегистрированных преступлении на данной территории за определенный период; Н — численность населения, достигшего возраста наступления уголовной ответственности (14 лет и старше), проживающего на территории, для которой рассчитывается коэффициент; 105 — единая расчетная база (100 тыс. человек).

Необходимость расчета каждого из указанных коэффициентов объясняется тем, что число преступлений никогда не равно количеству лиц, их совершивших. С одной стороны, один преступник нередко совершает несколько преступлений. С другой — одно преступление может быть совершено группой лиц. Кроме того, не все лица, совершившие преступление, выявляются. Эти тенденции (многоэпизодности преступной деятельности, группового характера деяний и установления виновных лиц) нивелируют друг друга, но в результате число преступлений, как правило, превышает количество преступников.

Коэффициент судимости (Кс) рассчитывается по следующей формуле: где о — число лиц, осужденных за определенный период на определенной территории; Н — численность активного населения (14 лет и старше), проживающего на территории, для которой рассчитывается коэффициент; 105 — единая расчетная база.

Следует обратить внимание, что коэффициент виктимности рассчитывается по отношению ко всему населению, проживающему на данной территории, поскольку потерпевшим от преступления может оказаться человек в любом возрасте. Остальные коэффициенты рассчитываются (в идеале) по отношению к активному населению (в возрасте 14 лет и старше), потому что именно с этого возраста наступает уголовная ответственность за наиболее регистрируемые преступления.

Приведенные коэффициенты могут быть рассчитаны как детализированные, т. е. с точки зрения распространенности отдельных видов и групп преступлений, преступников, осужденных, жертв преступных деяний. Например, интенсивность убийств определяется системой коэффициентов. Это коэффициент:

Четвертый показатель — динамика преступности, которая выражает изменение параметров во времени. Динамика преступности определяется количественными значениями абсолютного прироста, темпа роста и темпа прироста. Искомые значения рассчитываются двумя способами: базисным и цепным. При первом способе за базу берется соотношение числа преступлений (преступников, жертв), учтенных в каждый данный период, и количества зарегистрированных преступлений (преступников, жертв) в предыдущем периоде, принятом за базу. Например, если за базу приняты данные о преступности за 1997 г., то аналогичные сведения за последующие периоды (1998, 1999, 2000 гг.) соотносятся именно с данными 1997 г. Цепной способ предполагает соотнесение сведений каждого последующего периода с каждым предыдущим (сведения за 1998 г. соотносятся с данными за 1997 г., показатели за 1999 г. — с показателями за 1998 г. и т. д.). В случае когда сравнение проводится с периодом (моментом) времени, начальным в ряду динамики, получают базисные показатели. Если же сравнение производится с предыдущим периодом или моментом времени, то говорят о цепных показателях.

Разумеется, анализ динамики преступности не исчерпывается расчетами указанных величин, которые представляют собой самые элементарные приемы решения самостоятельной задачи.

Пятый показатель — территориальная локализация (Л,) преступности. Как видно из наименования, он помогает установить, какие виды или группы преступности наиболее характерны для данной административнотерриториальной единицы. Например, если в структуре преступности района доля преступлений несовершеннолетних составляет 16%, а в области — 8%, это означает, что для района преступность несовершеннолетних в два раза более актуальна, чем в целом по области. Таким образом, показатель территориальной локализации помогает установить приоритетные направления борьбы с преступностью для данной административно-территориальной единицы.

Шестой показатель — общественная опасность преступности (О). Сложнее определить «вес» каждого отдельного вида преступления. Здесь возможны три варианта такого «взвешивания»: 1) по среднему арифметическому санкций, установленных законодателем за данный вид преступления; 2) по среднему размеру наказания, назначаемого судебными органами; 3) по средневзвешенным значениям экспертных оценок. Самый доступный и простой — первый вариант.

Минимальный размер санкции, предусмотренный ст. 105,-6 лет лишения свободы, максимальный — 20 лет (крайними значениями санкций в виде пожизненного лишения свободы можно пренебречь — они применяются статистически редко).

Аналогичным образом определяются значения «весов» иных видов преступлений. При этом нередко приходится сводить наказания, не связанные с лишением свободы, к лишению свободы, это делается в соответствии с правилами, установленными гл. 9 «Понятие и цели наказания. Виды наказаний» УК РФ.

Конечно, измерение общественной опасности преступности с помощью рассматриваемого показателя огрубляет реальность, но, во-первых, такое огрубление неизбежно; во-вторых, приблизительная информация лучше, чем ее полное отсутствие; в-третьих, измерение производится одним инструментарием, что нивелирует возможные ошибки.

Седьмой показатель — состояние преступности (С).

В ней получает отражение не только количество зарегистрированных преступлений, но также их качество — общественная опасность. Таким образом, состояние преступности представляет собой интегральный — количественно-качественный — показатель. Именно поэтому его информационная емкость в ряду названных показателей преступности наиболее высока.

Состояние преступности в мире и в России

Криминологическая статистика Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, Международной организации уголовной полиции (Интерпола) свидетельствует, что общие показатели преступности наиболее велики в государствах Западной Европы и Северной Америки. Коэффициенты регистрируемой преступности колеблются здесь в пределах от 2000 преступлений в расчете на 100 тыс. человек (в Португалии) до 15 тыс. (в Швеции). Медианное значение коэффициента преступности за последнее десятилетие в государствах Западной Европы составляет около 5500 на 100 тыс. жителей. В Канаде медиана коэффициента преступности за последнее десятилетие — около 6000, в США — 3900 преступлений на 100 тыс. человек. Аналогичный показатель в странах мусульманского мира изменяется в пределах от 70 (в Индонезии) до 2000 (в Судане). В Индии общий коэффициент преступности составляет 569,3, в Китае — 337,6, в Японии — 544,7 преступления на 100 тыс. человек населения. В Российской Федерации общий уровень преступности (без учета ее нераскрытой части) за 2016 г. составил 1479,4 преступления. В РСФСР в 1986 г. было зарегистрировано 816,9 преступления на 100 тыс. человек, а в 1990 г. — 1584,2 посягательства.

По официальным оценкам (Генерального прокурора РФ, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации), реальный уровень преступности в четыре-пять раз выше. Таким образом, признано, что в России регистрируется одно из четырех-пяти совершенных преступлений. Видимая часть «айсберга преступности» составляет 20—25% его массы.

Уровень умышленных убийств (в расчете на 100 тыс. человек) в России в 2010-х гг. в медианном значении составил 9,0, изнасилований — 3,4, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — 28,9. В США убийств регистрируется (на 100 тыс. населения) приблизительно в два раза меньше, изнасилований — в 20 раз больше, а случаев физического насилия — в 25 раз больше. В Индии уровень убийств составляет 5,1; изнасилований — 4,5; физического насилия — 23,3; в Китае — 1,7, 1, 1,3; в Индонезии — 0,7, 0,6, 4,3; в Японии — 0,8, 1,2, 13,2 соответственно. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, самый высокий уровень убийств фиксируется в Гондурасе — 85, далее следуют Сальвадор — 64, Венесуэла — 62, Ямайка — 36, ЮАР — 33, Гватемала — 32, Колумбия — 28. При этом характерна тесная связь высокого уровня убийств с организованной преступностью.

Уровень убийств в России с 1987 по 2003 г. вырос в три раза (с 6,3 в 1987 г. до 21,8 в 2003 г.), а умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — в 2,9 раза (13,9 в 1987 г.). Несколько снизился уровень изнасилований (в 1987 г. он составлял 7,5). Однако с 2007 г. регистрируемые показатели преступности в России последовательно уменьшаются, что вызывает у криминологов критические замечания по поводу объективности публикуемых сведений. По данным исследований НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ 2002— 2010 гг., реальный уровень убийств в России в 2,2 раза выше официального.

Корыстно-насильственные преступления (разбой и грабеж) характеризуются в России за 2010 г. такими коэффициентами: 17,3 и 116,6 в расчете на 100 тыс. человек. В международной полицейской статистике совокупность этих преступлений определяется как robbery. Его показатели высоки в Аргентине (859,3), Доминиканской Республике (556,4), Мексике (504,7), США (367,8). Наиболее низки его значения в исламских странах (Египет — 0,9, Бангладеш — 0,4, Индонезия — 0,6, Иордания — 14,0, Иран — 4,6, Турция — 10,4), Индии (1,8), Вьетнаме (1,7), Японии (3,4).

Корыстные преступления наиболее распространены в странах с развитой рыночной экономикой. Об этом свидетельствуют показатели интенсивности (коэффициенты) краж, значение которых наиболее велико в Швеции (4255,8), Англии и Уэльсе (3012,6), Новой Зеландии (2655,3), Голландии (3498,3), США (6185,8), Германии (2399,1), Дании (3481,8). Самые низкие значения коэффициента краж фиксируются в Анголе (5,2), Бангладеш (5,8), Йемене (15,2), Камеруне (16,5), Индонезии (23,6), Кении (28,4), Вьетнаме (41,8), Индии (23,9). В Китае искомый показатель составляет 87,7 кражи в расчете на 100 тыс. человек, а в Японии — 1078,5.

В России уровень краж в 2016 г. составил 596,6 на 100 тыс. человек всего населения. В 1987 г. этот показатель выражался значением 251,1 (кражи государственного, общественного и личного имущества граждан). Характерно, что статистическое сокращение краж в России, регистрируемых в последние годы, происходит на фоне роста заявлений и сообщений о преступлениях.

В статистике Интерпола отдельными строками выделяются кражи со взломом и кражи автотранспортных средств. Кражи со взломом наиболее распространены в таких странах, как Австралия (1146,8), Австрия (1203,3), Новая Зеландия (1401,2), Дания (1715,0), Великобритания (Англия и Уэльс — 1024,3). Кражи автотранспортных средств характеризуются высокой интенсивностью в таких государствах, как Италия (309,5), Канада (197,2), США (198,5), Норвегия (145,6), Швеция (210,8). Редко фиксируются кражи автомобилей в Японии (21,6), Китае (9,3). В странах исламского мира аналогичные показатели выражаются низкими значениями.

В России уровень краж с проникновением в жилище характеризуется за 2016 г. значением 161,3, а краж транспортных средств — 23,8.

Международная статистика содержит информацию о распространенности преступлений, связанных с наркотиками (drug offences).

В списке государств с высоким уровнем таких преступлений первенство принадлежит Швеции (849,4), Норвегии (786,5), Швейцарии (619,0). Затем следует назвать такие страны, как Бельгия (423,4), Новая Зеландия (490,1), Дания (346,9), Германия (291,7), Франция (286,9). Любопытно, что в Голландии такой показатель составляет 99,8.

Низкими показателями преступлений, связанных с наркотиками, характеризуется статистика таких государств, как Индонезия (0,7), Индия (2,2), Китай (3,9), Оман (5,3), Турция (5,6), Вьетнам (9,3), Ирландия (7,8), Иордания (10,7), Судан (13,3), Португалия (13,8), Япония (23,1).

В России уровень преступлений, связанных с оборотом наркотических средств, составил в 2010—2016 гг. 156,7 в расчете на 100 тыс. человек.

«Нулевые» и последующие годы XXI в. обнаружили новую тенденцию в развитии статистической картины преступности в мире: в большинстве государств ее показатели последовательно снижаются. За этим просматриваются как объективные (старение населения и снижение криминальной активности, декриминализация деяний, повышение эффективности полицейского контроля, формирование толерантности и др.), так и субъективные (выборочное уголовно-правовое реагирование, «телефонное» право, фальсификация данных уголовного учета и проч.) факторы. Их комплекс в каждой стране имеет своеобразие и требует специального анализа и взвешенной интерпретации.

Источник

Комфорт
Adblock
detector